Tags: Андрей Крайний

Эффект банана и опарыша

По всем признакам – если смотреть на вещи не в нашей, а в «их» системе координат – вертикаль власти вполне себе здорова, бодра и готова сохранять свое положение еще изрядное количество лет.

У нее, вертикали, сформировалась своя ДНК, способная к редупликации, то есть воспроизведению себя же половым путем, а вовсе даже не простым делением. Еще не ушибленные новым образовательным стандартом знают о главном преимуществе первого над вторым: случись чего – особи «бесполого» размножения умрут в одночасье, а полученные в результате соития выживут.

Такая матрица отлично работает на всех уровнях. Где убывает – там прибывает. Даже в мелочах наследственность наблюдается без специальных оптических приборов: ушла, например одна Батурина в Москве – на горизонте замаячил уже призрак ее воспреемницы.

Но… При всей благости картины без тех же оптических приборов заметны и признаки – реальные, а не мнимые – генетических дефектов, которые при определенных обстоятельствах могут уничтожить все достижения.

Фрукт покоя не дает

Первый такой дефект назовем, условно, «эффектом банана». Вот намедни показали футболисту Роберто Карлосу банан (а потом еще одному бразильцу в Шотландии на поле подкинули, а до этого…) – и тут же поднялся несообразный визг о разгуле расизма и, как следствие, ксенофобии, национализма и прочего с экстраполяцией на коренное население России. В комической плоскости считаю банан оклеветанным. Если уж швыряться – то кокосом. По крайней мере, коли метко попадешь, больнее будет. Суть не в этом.

Суть в том, что упорно не желающая жить в наших климатических условия толерантность, прививается не с того конца. И не в срок.

Чиновники упорно – оставим пока в стороне причины этого упорства – не видят совершенно простых вещей. Гигантские, просто лошадиные, дозы толерантности необходимо вкалывать отнюдь не коренному населению. В гигантских, просто лошадиных дозах толерантности нуждаются массы, покидающие места своего исконного обитания. Именно они должны быть главным объектом тотальной обработки препаратами терпимости и всего такого прочего. Причем такая профилактическая обработка должна проводится ДО того, как кто-то решится на переезд в места обитания не традиционного, а отнюдь не ПОСЛЕ. А это процесс, протяженный во времени.
И это хорошо. Потому, что спешка всегда вредит. Коренное население просто не готово к толерантности в том виде, который предлагается сверху. Напомним – образец совершенства в лице США пришел к нынешнему своему торжеству всеобщего этнического равенства ( в упрощенном, конечно, понимании) через санитарный барьер сегрегации. Мы во многих сферах бытия отстаем от Штатов на много – 50 минимум – лет. Велика вероятность, что нам удастся достигнуть желаемой гармонии, однако – без имеющего место сегодня «большого скачка». Состояние этого скачка, лелеемое государственными деятелями, только загоняет национальные проблемы вглубь, пагубнейшим образом сказывается на людях, не привыкших на протяжении многих поколений, к созерцанию публичных танцев со стрельбой и массового поклонения определенным религиозным догмам. Чтобы как следует объединится – надо как следует размежеваться. Автор данной максимы нравится далеко не всем, тем не менее лучше никто не сформулировал.

Толерантность не зарождается в информационных потоках, основу коих составляют перлы в стиле «очередная смертница из… едет в Москву». Цель вышеупомянутых доз толерантности для желающих отказаться от оседлости именно в том и состоит – истребить в зародыше самую возможность такого повода для передвижения.

Коренное население отнюдь не нуждается в притоке мигрантов. В оттоке - да, а в притоке – нет. Ему надо успокоится, избавится от ежедневных стрессов. Польза от такого успокоения будет огромнейшей. Успокоение достаточно быстро даст и экономический, и демографический взрыв. Когда совокупное коренной население увеличится до хотя бы 300-500 миллионов, будет избавлено от несправедливостей – тогда и только тогда можно будет заводить разговор о толерантности. Сейчас – бесполезно. Ответная реакция будет только в бананах, а то и похлеще.

На живца

Одно из зримых и ощутимых воплощений дефекта №2 мы имели возможность узреть опять же на днях. Ярко и рельефно.

Имеются в виду на удивление (не мое) многочисленные митинги рыболовов-любителей. Вообще-то – это надо ухитриться, причем очень сильно - чтобы собрать на акции протеста самых аполитичных в принципе людей, мыслящих в основном категориями воблеров, опарышей, ручейников и реально озабоченных разве что подбором ингредиентов для очередной хитроумной прикормки.

Причина, наоборот, не хитрая. Кроющаяся в поразительном косноязычии составляющих вертикали и абсолютном неумении доносить свои мысли до людей. Опасности такого неумения, почему-то никто не осознает. Хотя сигналов для этого предостаточно.
Последний – рыболовный – надо понять. Любой представитель вертикали, покушающийся на любой аспект частной жизни граждан – враг этой самой вертикали, работающий на ее развал. Именно такой вертикаледержатель – ключ зажигания пресловутого «арабского варианта».

Противники нового стандарта образования не во всем уподобились рыболовам, но тем не менее кое-что им удалось. Вертикали это показалось не достаточным.
Новый, весьма быстро двигаемый законопроект о дележе детей во время развода вызвал массу толков, непонятностей, хотя то же митингового воплощения не получил. Вертикаль заменила одни невнятные объяснения на другие и решила, мол, достаточно.

А невнятно высказанная возможность введения платной рыбалки даром не прошла. Отдадим должное господину Крайнему, главе Росрыболовства. Он единственный из госчиновников не убоялся явиться на митинг, выступить и быть освистанным. Это, безусловно, заслуживает уважения, однако вопрос в том, какие выводы будут сделаны.

Если язык вертикали не изменится – пиши пропало. Где рванет – просчитать невозможно по определению.

И, кстати, есть повод хорошенько потренироваться. Попробовать объяснить - с какого бодуна дружественная Норвегия за просто так получила более 80 тысяч квадратных километров Баренцева моря? Между прочим на первые объяснения этого кулуарного шага бросили того же Крайнего. Увы, он был еще менее убедителен, чем на выступлении перед поклонниками поплавков и блесен…

Перечисленные мутации, подчеркну, вроде бы микроскопичны по своим масштабам. Каждая в отдельности, они, может быть, погоды и не сделают. А вот в сочетании – сумме, там, или произведении… У вертикали тяжеловато с образованием – параграф о рецессивных генах из биологии 9-10 классов они явно не помнят. Очень зря…

Должна ли любительская рыбалка быть платной?

Так должны ли сторонники досугового сидения в лодочке или на бережку с удочкой или иной дозволенной законом снастью в руках платить за это удовольствие? Попробуем выяснить.

Выскажись и проголосуй здесь!

На крючке Крайних мер

Сразу оговорюсь: да, я любитель половить рыбку, но не из разряда фанатично преданных этому делу граждан. Не из тех, которые «Погода-то – ветер, холод, дождь… Ага, а мой-то дурак на рыбалку поперся…». Поэтому новость насчет того, что господин Крайний, возглавляющий ныне такое почтенное ведомство, как Росрыболовство, решил сделать любительскую ловлю платной, воспринял спокойно. В отличие от массы сотоварищей, слегка оборвавших мне телефон.

Суть, как нетрудно догадаться, сводилась – примерно и отцензурированно к следующему.
Суки, волки позорные, обурели в корягу, совсем нюх потеряли… На святое – одно из последних бесплатных удовольствий – покусились… Скоты вонючие, что хотят, то и воротят… Короче, если так дальше пойдет – Ливия им детской забавой покажется…

Чуть более спокойные приглашали 26 марта на митинг по этому вопросу (место и точное время пока неизвестно).

Возможно аудиторию звонящих возбудило оптимистичное заявление Крайнего в том смысле, что любительская рыбалка в ближайшее время будет приносить в госбюджет в три раза больше, чем промышленное рыболовство.
Не исключено, что ребят не убедили слова в стиле того, что плату будут взимать всего на каких-то жалких шести тысячах пятистах участках, разбросанных по всей стране, а все остальное как было бесплатным, так и останется.

Очень может быть, что особое раздражение вызвали словосочетания о тотальной платности рыбалки в цивилизованных (они же развитые) странах.

С последнего, пожалуй, и начнем. Прикинувшись ветошью, обзваниваю по скайпу зарубежных контрагентов, с которыми доводилось схлестнуть снасти в честной спортивной борьбе. Вопрос – как они там в своих пенатах расценивают инициативу господина главного всея Руси рыбака?

Терье Фолькстад – владелец рыболовного отеля, Ставангер, Норвегия. У него можно и на море половить, и на реках с ручьями.
- А у вас это все еще бесплатно? (мерзко ухмыляется).Не знаю всех ваших тонкостей, но наверно это правильно. Охрана, обрыбление – на это нужны средства. Я с вас сколько получал? (мерзко ухмыляется). А если бы у меня немцы бесплатно ловили – вся страна разорилась бы! Но ты не обижайся, я же, сам знаешь, какие налоги плачу… Будет у вас дорого – приезжай, постоянным клиентам – скидки!!!

Получал Терье вот сколько: 400 крон – лицензия; 200 крон – аренда катера для морской рыбалки с полным баком горючего (если не хватало – дополнительная плата, естественно); аренду снастей – от 15 крон за час; аренда весельной лодки – 25 крон за час. За каждый килограмм живого веса выловленной рыбы (кроме трески и того, что здесь считается не трофейным (морской окунь и пр,) - 15 крон. 60% от всех перечисленных сумм уходят в казну. Расходы на аренду дома – не учтены.
Насчет немцев. Особенности национальной бюргерской рыбалки во владениях Терье в том, что немчура приезжает сюда на авто с прицепами и пока не набьет этот прицеп под завязку (в каждом домике отеля есть вместительный холодильник) – не уедет. После чего может целый год не закупаться рыбой в своих супермаркетах.

Пекка Сивонен, - владелец рыболовного отеля «Лохимаа», Леппявирта, Финляндия:

- Вообще это разумно. Я так понимаю, что вне чьих-то владений рыбалка остается бесплатной? Если так – то я не вижу никакой несправедливости во взимании платы. Почему ты, если хочешь половить с комфортом, не должен за этот комфорт заплатить?

Пекке принадлежит участок реки, часть озера и несколько искусственных прудов, где любители могут насладиться процессом охоты за форелью, хариусом, щукой и т. п. Цены у Сивонена – не самые маленькие. В среднем – без учета дорожных расходов – неделя рыбалки у него может обойтись в 1200-1400 евро.
Во избежание долгого перечисления скажу – вся забугорная братия придерживалась мнения этих двух.

А вот мой соотечественник и старый знакомый рыбак, телепродюсер Леша Гусев не был столь категоричен.
- Опасность традиционно затаилась в нашем российском подходе к делу. Ясный пень, если ты завел рыбацкое хозяйство, базу открыл или там прудом обзавелся – посетители будут платить. Никто и не возражает! Но если вдруг (не дай Бог!) на местах это будут трактовать как право любого местного чиновничка обкладывать тебя данью во время твоего рыболовного отдыха… Увы, я не исключал бы такого подложенного жала…
Такие вот пирожки с котятами… К жалам я бы добавил еще традиционную жадность наших бизнесменов, но… У самого рыло в пуху. Достались мне по наследству три озера. Да, лично мои. Правда, в Латвии… Месторасположения – глухомань жуткая. Но красивая. И ловят там все кому не лень. Поехать, что ли лапу наложить?
Да, самое главное - как Вы относитесь к инициативе Крайнего?